21:30 

Hartwig Neumann
setting fire to our insides for fun
Вообще, мне бы хотелось еще раз высказать свое большое спасибо Altavista за то, что она провела этот ивент. Он мне очень много дал, несмотря на то что я далеко не специалист по отыгрышам и вообще не умею, но для персонажа все сказанное зашло как надо. И, конечно же, спасибо ей за редактирование и оформление.
Так же большое спасибо моим огненным сестрам: ammanthul и Касимовой: без них я бы побоялась вообще в этом участвовать.


...в момент, когда троллиха поравнялась с Рейндаром, до его слуха донеслись напеваемые ей строчки:
А третий сын на коленях стоял:
"Прости, отец, я великим не стал".

Вначале друид решил, что просто ослышался. Именно эти слова в момент, когда троллиха оказалась ближе всего, вместе с заметным акцентом хоть и не сводили вероятность случайного совпадения к нулю, но сильно ее уменьшали. Чувствуя, как по спине пробежал холодок, Рей резко повернулся к женщине и вцепился в нее, чуть не выбив из рук свечу:
- Что? Что ты сказала?!
Сорэас тут же дернул голову в сторону Рея. Алкоголь к этому времени из его организма почти улетучился, но резкие движения там у стойки отрезвили юношу полностью. Он соскочил со скамьи и подбежал к эльфу и троллихе, обеспокоенно обратившись сразу к обоим:
- Что случилось?
Троллиха от его движения повернулась так же резко: выскальзывая из пальцев Рейндара, будто бы он схватил только дым. Она замерла в немного напряженной позе, прикрыв свободной ладонью затрепетавший огонек свечи. Пламя зажигало яркие блики на золоте браслета и отражалось в глазах женщины. Она едва заметно - но все-таки заметно - оскалилась и ответила, не обратив внимания на второго эльфа:
- А что ты услышал?
Спойлер:
- Ты... ты...
Друид в растерянности сделал шаг назад, и впился взглядом в лицо троллихи, пытаясь найти в нем какие-то знакомые черты. Мысли метались, словно раненые звери.
- Ты знаешь меня? Мою семью?
"Дубовая башка: я ведь упоминал здесь об отце, кто-то из официанток мог услышать и сообщить ей после. Но зачем ей спрашивать обо мне?"
- Что ты хочешь? - наконец спросил Рей, распрямляясь и тоже почти не обращая внимания на подбежавшего Сорэаса.
- Я что хочу? - фыркнула Свэйхвэ. - Может, еще спросишь, что я тут забыла?
Она выпрямилась и невозмутимо прошла к своему столу, бережно поставив на него добытую свечу.
- Вы посмотрите, приходят в мою таверну и пристают с такими вопросами…
Сжав губы - на него, как всегда, не обратили ни малейшего внимания - Сорэас переводил взгляд то на хозяйку, то на Рейндара в ожидании, что второй все таки остынет и вернется с ним за эльфийский стол, где они оставили Шеканну наедине с эльфом крови.
Троллиха опустилась на свое место, закинув ногу на ногу и расправив юбку. Взяла колоду и демонстративно начала тасовать карты.
- А вот чего ты хочешь?
"Силы", - чуть было не вырвалось у Рейндара, но тот вовремя успел прикусить язык, поражаясь внезапному приступу откровенности, и продолжил всматриваться в троллиху - или правильнее сказать Хозяйку? - еще внимательнее. За ее спиной плясали тени, порождаемые огнем свечи, складываясь в странно знакомые и неуловимые фигуры. Навесив на лицо самодовольную и безусловно фальшивую ухмылочку, Рей подошел ближе:
- Я хочу всего лишь неплохо провести время, хотя я и не планировал попасть сюда.
"Точно, таверна просто проявилась за дверью и может быть лишь порождением сна - тогда все объяснимо," - мелькнула запоздалая мысль.
Рей и раньше видел настолько реалистичные сны, так что версия была вполне правдоподобной.
Троллиха рассмеялась, раскладывая карты на столе. Она выглядела нетерпеливо-любопытной.
- Вот как? Пара кружек, вкусный ужин, а там, может, и девчонка подходящая найдется, так? - она бросила совсем мимолетный взгляд в сторону оставленного эльфом стола.
Там как раз происходило движение: Шеканна поднялась со скамьи и, приблизившись к Соэрасу, девушка осторожно поинтересовалась:
- А вы куда?
- Я не-никуда, - опешив ответил Сорэас. Вместе с алкоголем улетучилась и его красноречивость, да и способность говорить в общем, - Ты уже в порядке? - поспешно поинтересовался он и скривил лицо, мысленно снова обругав себя за обращение на "ты", а не на "вы". Он не совсем понимал все происходящее, особенно между троллихой и эльфом.
Тут вдруг юноша обратил внимание на карты в руках женщины. Потертые куски картона, но все же напоминающие карты для гадания. Сорэас никогда не верил в правдивость ясновидцев и прорицателей рас Альянса потому, что ночные эльфы не занимались подобными вещами, но тролли славились своим вуду и темной(?) магией, а это уже совсем другое дело. Страшно, но интересно.
– А-а... Да, я нормально, да, – головная боль ещё не отступила, но в общем и целом ощущала себя эльфийка куда лучше, чем минут пятнадцать назад. Сорэас выглядел заинтересованным в том, что происходит за столиком, Шеканне же было куда интереснее, что именно так привлекло в этой троллихе (а может, в её колоде карт) обоих её спутников. И ещё больше хотелось уговорить их вернуться.
- Как тебе такое развлечение? - тем временем троллиха вернула взгляд на Рейндара и кивнула на разложенные карты.
- Такое? - бросил взгляд на стол: все карты были повернуты рубашкой вверх и практически не отличались друг от друга, - Мало что понимаю в этом. Мне нужно выбрать какую-то из них?
- А тебе нравится какая-нибудь? - хмыкнула Свэйхвэ.
Рей задумчиво провел рукой над картами и в результате остановился на одной из крайних, от которой, как ему показалось, шло едва заметное тепло.
- Пожалуй, эта.
- Так и будешь тут столбом торчать? - троллиха цапнула карту, подняла к глазам, не показывая эльфу, глянула на него через край быстрым взглядом.
Потом словно в задумчивости положила ее на стол, переворачивая. Поле или что-то вроде, взошедшие семена, сочные, зеленые стебли, рванувшиеся ввысь. Все, кроме одного: едва проклюнувшийся росток был бледным и тонким.
- Некоторые всходы слабее других.
Друид усмехнулся и наконец-то сел, закинув одну ногу на другую.
- Это очевидно. Вовсе не откровение какое, - фыркнул Рейндар, невольно покосившись на низкого и щуплого Сорэаса, после чего придвинулся к троллихе ближе:
- Вот только твои карты ошибаются - я не слабее других.
Ярко-золотые зрачки вытянулись, становясь вертикальными: в полумраке это было особенно эффектно.
- Зверь, - Свэйхвэ сама наклонилась к нему, с неподдельным интересом разглядывая кошачьи глаза. - У нас это считается даром. Благословением лоа.
Женщина бесцеремонно щелкнула эльфа по носу и откинулась на спинку стула.
- Но среди эльфов не такой уж великий талант сам по себе, верно? Так твой брат считает? Или твой отец?
Так и не решаясь подойти и тайно надеясь на благоразумие друида, Шеканна дотянула до того, что Рейндар уже уселся – значит, так просто его отсюда теперь не утащишь. Эльфы за его спиной переглянулись, и Шеканна, всё-таки взяв себя в руки (ну в самом деле, не стоять же посреди таверны всю вечность?), осторожно прошла вперёд, утащив за собой Сорэаса. Сделав вид, что всё идёт по плану, синеволосая присела на скамью слева от Рейндара, а юноша, повторяя за ней – справа. Дождавшись паузы в разговоре за столом, Шеканна приблизилась к самому уху друида и прошептала:
– Что происходит?
«Давайте уйдём», – хотелось ей продолжить, но, случайно встретившись взглядом с колдуньей, от которой будто бы веяло холодом и сыростью, Шеканна поёжилась и замолчала. Эльфийка перевела взгляд на пламя в камине, пытаясь спрятаться от этого наваждения.
Щелчок по носу в ответ на демонстрацию силы - будто он лишь маленький ребенок, хвастающийся игрушкой - ощутимо задел Рейндара, а после упоминания отца друид снова начал закипать:
- Да что ты знаешь, ты... - закончить ему помешал подошедший Сорэас: да и троллиха уже начала собирать свои карты. Рейндар глубоко вдохнул и откинулся назад, скрещивая руки на груди:
- Это больше не имеет значения. Я могу добиться всего сам.
"Я сделаю это - и никакой особый дар мне не понадобится" - добавил он уже сам себе.
- Наверное, можешь. Добиться чего-нибудь.
Троллиха разделила собранную колоду на две части и невозмутимо протянула их подошедшим эльфам, так удачно усевшимся по обе стороны от Рейндара. Смотреть, впрочем, женщина продолжала только на него и обращалась тоже к нему.
- Но некоторым бывает обидно, что посаженные ими цветы так и не распускаются, - она указала взглядом на оставшуюся лежать карту.
Протянутые к Шеканне и Сорэасу части карточной колоды говорили об одном: троллиха считает, что и они пришли к ней за предсказаниями.
– Но я... я не... – помявшись и вопросительно посмотрев на гадалку, взгляд (да и всё внимание) которой был сосредоточен на Рейндаре, эльфийка вздохнула и выцепила карту откуда-то из середины, наполовину вытянув её. В конце концов, гадание – это не самое странное из всего, что произошло сегодня, а судя по реакции зеленоволосого друида, который вроде даже и не заметил ни прихода своих соплеменников, ни шёпота прямо в ухо, эта ведьма и правда что-то умеет.
От бурения взглядом своего соседа юношу отвлекли движения справа. Повернув голову к гадалке, Сорэас поглядел сначала на ее лицо, а уже потом опустил глаза на протянутую руку с картами рубашкой вверх. Он не совсем представлял, что нужно в этом случае сделать, ведь у разных культур разные "правила" по гаданию. Так что бросив мимолетный взгляд в сторону Шеканны, он молча повторил за ней, вытянув самую нижнюю карту из предложенной колоды.
- Цветам нет никакого дела до обид садовника, - отрезал Рейндар. Разговор злил его все сильнее и сильнее и он уже практически не сомневался в том, что происходящее было специально подстроено: или самой Хозяйкой в целях развлечения для гостей...или все-таки его собственным сознанием. С виду обстановка, конечно, не походила на Изумрудный Кошмар - слишком мало щупалец и монстров из теней, да и до появления Хозяйки ничего необычного не происходило, если не считать внезапного попадания, но хоть как-то проверить стоило. Друид незаметно прочертил когтем по руке и поморщился от резкой боли. В этот момент все также невозмутимо Свэйхвэ вернула обе половины колоды на стол, сложив их вместе на этот раз взяв в руки вытянутые эльфами карты.
- Что же, цветам вообще мало до чего есть дело, - хохотнула троллиха. - Но и толку тоже немного, верно?
Отвечать на это Рейндар не стал: он уже сказал троллихе все, что хотел. Происходящее все таки было в достаточной степени реальным - рука все еще болела - и оправдываться за свои отношения с семьей Рей не собирался, тем более что даже думать о них спокойно не получалось. Сплошной комок обид, разочарований, неоправданных ожиданий и боли.
Свэйхвэ перевернула обе карты, что держала в руках, положив их перед эльфами. Если бы Сорэас видел, в какую карту до этого ткнул его друг, он бы, наверное удивился: потому что перед ним лежала точно такая же. Высокие зеленые стебли и один чахлый побег. Карта перед Шеканной тоже оказалась зеленой: в переплетении линий угадывался вьюнок, который расползался в стороны по опоре, никак не поворачивая вверх. Взглянув на причудливые линии, девушка хмыкнула. Если ведьма намекала на поверхностность всего, что Шеканна делала в своей жизни, то в этом она не могла согласиться с ней. Сама продолжительность эльфийской жизни предполагала долгое детство, долгую юность, долгий поиск себя. Пусть её жизнь уже и не будет бесконечной – но никто из кал’дорай ещё не умер от старости, а значит, хотя бы на несколько тысяч лет ещё можно было рассчитывать. К чему эта спешка, характерная для существ, живущих столь короткую жизнь? Самой Шане карта говорила лишь о том, что она пока – просто росток, что она в самом начале своего жизненного пути. Она никогда и не хотела казаться старше, серьезнее, чем есть, и не видела в этом ничего плохого. А может быть, троллиха видела в карте то же самое? И чтобы пресечь двойственность толкований, девушка решила спросить напрямую:
– И что же это значит?
Бледнокожий друид наклонился над картой и внимательно начал ее изучать. Но вскоре интерес в глазах сменился осознанием и задумчивостью. Он понял, что изображено на замысловатой карте, хотя и не был до конца уверен, если именно такого эффекта добивалась троллиха. Бедный маленький росток среди пышных побегов, которого несправедливо оценивают только по внешнему виду.
Сорэас молча выпрямился и вяло посмотрел на хозяйку, как бы дожидаясь "новых" пояснений к полученной карте.
Свэйхвэ покосилась на девушку с каким-то даже неудовольствием, потом опустила взгляд на ее карту.
- Это значит, что еще один сад не так красив, как мог бы быть, например.
Троллиха перевела взгляд на Сорэаса и тонко улыбнулась.
- А некоторые всходы привыкли, что их и не замечают в зарослях, да?
– Я не цветок в чьём-то саду, – отрезала эльфийка. – Садовник знает, что вырастет из каждого ростка, но из меня будет только то, чем я сама захочу стать. И к тому же, я живу вовсе не для того, чтобы услаждать чьё-то чувство прекрасного или оправдывать ожидания насчёт того, кем я стану и когда.
Если некоторое время назад Шеканна и правда терзала себя сомнениями насчёт призвания в жизни, насчёт слишком резкой смены приоритетов, то сейчас, обратившись к друидизму, она словно нашла себя. Откуда ей было знать, что и здесь она вскоре потерпит неудачу? Уверенная в себе и своих словах, девушка улыбнулась и придвинула карту обратно к гадалке.
После услышанной фразы Сорэас на мгновение опустил глаза и призадумался. Он уже давно перестал держать обиду на жестокую правду своих слабостей, а сейчас юношу все вполне устраивало,
- Скорее научились хорошо маскировать свои недостатки и не попадаться на глаза, - ответил друид гадалке.
Если окружающие заведомо считают тебя скромным и слабым, то другим быть просто нет смысла, - уже добавил Сорэас про себя.
Рейндар заглянул в карты соседей: лежащую перед Сорэасом рассмотреть не удалось, тот слишком низко склонился над столом, а вот карта Шанны показалась ему занятной - ровно как и ее ответ, породивший в Рейндаре всплеск искреннего интереса. Друид одобрительно улыбнулся ей и похлопал по плечу.
Троллиха хохотнула в ответ на слова эльфийки - скорее всего именно на них, учитывая, что один из мужчин молчал, а фраза второго прозвучала почти покорно.
- Да вы все уверенно держите в руках свою судьбу, как я погляжу. Конечно, когда эльфов интересовало что-то, кроме них самих.
Она задумчиво бросила взгляд на пламя свечи, наклонив голову, будто к чему-то или к кому-то прислушиваясь. И хмыкнула, как бы соглашаясь с неслышными остальным словами.
- Тогда может, вам интересно, что из вас всех... вырастет? - она опять развернула карты веером перед эльфами.
Глядя на веер перед собой, Шеканна потянулась, чтобы вытащить одну из карт, но за мгновение до того, как сделать это, отдёрнула руку и улыбнулась гадалке:
– Я и без карт знаю, что из меня вырастет.
В своих планах на жизнь она уже была умелым друидом, мудрым и ловким, как мастер Аовин, познавшим силы жизни и созидания. И несколько обликов зверя, разумеется. В планы не входили только временные рамки, но когда-нибудь это всё определённо должно было стать реальностью. Может быть, не так быстро, как у этих тауренских братьев-раздолбаев, которые, почему-то, несмотря на полную безответственность и лёгкое отношение как к своей жизни, так и к друидизму, осваивали последний гораздо успешнее, чем их эльфийская «коллега». Но девичьи планы были более чем оптимистичны, если исключить периодические приливы разочарования в своих способностях.
Откуда-то эхом донёсся знакомый голос. «Лирана?»
Когда голос раздался и во второй раз, Шана поднялась со скамьи и, пройдя к выходу, откуда, как ей казалось, был звук, приоткрыла тяжёлую дверь. Снаружи пахнуло лесом, и девушка не поверила своим чувствам.
– Эй... – она позвала эльфов, чтобы поделиться с ними тем, что путь открыт: таверна позволяет уйти! Но те не отозвались, а, может, просто не услышали. Оставляя их наедине со своей судьбой, девушка вышла за порог... и проснулась. Её небрежно трясли за плечо.
– Шеканна! Просыпайся! Это что, тоже часть друидского обучения?
Протерев глаза, Шана с непониманием посмотрела на подругу. Приснится же всякое.

Когда эльфийка ответила, Свэйхвэ разом потеряла к ней интерес и даже не повернула головы, когда та поднялась из-за стола. В конце-концов, троллиха единственная, кроме, собственно, самой Шеканны знала, что та видит и слышит.
- Не повезет кому-то с женой,- вздохнула гадалка. - А вы, мальчики? Тоже так уверены в своем будущем?
Сорэас обратил внимание на уходящую девушку только в самый последний момент, когда она уже стояла у двери. По какой-то причине он не смог произнести ни слова на прощание, так что юноша молча проводил Шеканну взглядом, а затем обреченно повернулся обратно и посмотрел на веер карт, предложенных оставшимся ночным эльфам. Он в нерешимости поднял руку, попутно перебирая в голове варианты, какую же карту ему стоит взять. В конечном счете Сорэас зажмурил один глаз и наугад вытащил картонку из рук гадалки. Пред его взором предстал узор, который на первый взгляд казался ему сложнее предыдущего, центр был светлее краев рисунка, как-будто его освещал луч или огонек, отчаянно борясь с темной вокруг него. Друид решил не зацикливаться над своей версией увиденного и аккуратно протянул карту троллихе,
- А что вы видите?
- Тьму и свет, конечно, - коротко рассмеялась троллиха. - Ох уж этот вечный сюжет. Мне нравятся, как орки его рассказывают. В каждом из нас мол живут два волка, черный и белый, которые грызутся насмерть... У нас не так. За троллями тьма ходит по пятам, и мы не привыкли от нее бегать. Почти…
Она бросила мимолетный взгляд назад, прежде, чем вернуться к эльфам. Когда за Шеканной закрывалась дверь, через порог успел переползти туман, уже было поредевший вокруг столика Свэйхвэ. Сейчас он снова густо клубился у ее ног, дергая подол платья.
- Для эльфа это может быть ночью, или просто кошмаром... - юноша задумался над только что сказанными словами, все еще всматриваясь в свою карту издалека.
- Ты хороший мальчик, - немного невпопад произнесла троллиха. - Не любишь идти поперек. Хочешь угодить и быть полезным.
Она перевела взгляд на Рейндара и добавила.
- Впрочем, ты тоже.
Рейндар наугад вытащил карту из середины предложенных, и остановился, думая, стоит ли переворачивать. Судьба и будущее дело такое - не всегда соответствуют ожиданиям. Будешь знать, что ничего не добьешься - и никуда от этого знания уже не денешься. Возможно, Шанна рассуждала так же, поэтому и отказалась от предсказаний судьбы.
- Я сам по себе и мне незачем кому-то угождать, - несколько резко ответил Рей, кладя предложенную карту на стол перед гадалкой, - Так что же, по вашему, из меня вырастет?
Сорэас малозаметно повел плечами. Несомненно, на секунду он удивился данному заключению, но на самом деле не было ничего удивительного, ведь наблюдая за поведением парня это было очевидно. Больше всего в данный момент друида интересовало, что же ответит гадалка на вопрос Рейндара.
Троллиха сама перевернула карту и улыбнулась - не первый раз сегодня. Огненный дракондор развернул свои крылья, разбросав по карте яркие искры.
- Любая карта лоа, это карта силы, - Свэйхвэ постучала когтем по карте, а потом, словно извиняясь, ласково погладила ее пальцами. - Джан'алай, обыкновенный тролль, получивший силу бога, ставший его воплощением. Никто, конечно, не помнит, как звали самого тролля.
Она подняла янтарные глаза на Рейндара.
- Вот только мне казалось, что друиды не любят огонь.
"Карта силы". Рей ощутил что-то вроде ликования: не вечно ему сидеть в тени собственного братца. Лоа, воплощение бога... Огонь. Что мог значить огонь?
Рей слегка прищурился и посмотрел в глаза троллихи:
- Дар лоа... так ты сказала обо мне в начале, верно?
- Сказала, - сварливо подтвердила троллиха. Ее взгляд расфокусировался, она смотрела сквозь эльфа и забормотала, будто потив своей воли. - Бетекк, Охотница Сумрака и Рассвета. Янтарноглазая Халаззи. Хар’коа, чей нрав так же мягок, как снег, по которому она ступает. Кимбул, гибель добычи. Или Ширвалла, отец и защитник воинов? Думаешь, кто-то из них взглянул на тебя?
Взгляд женщины вновь стал осмысленным и она коротко хохотнула.
- Плата за любую великую силу - ты сам.
Не дожидаясь реакции, Свэйхвэ повернулась ко второму эльфу.
- Тяни-как еще. Поглядеть хочу, что у тебя там за война идет...
Юношу передернуло, - Что значит "война"? Это ждет меня в ближайшем будущем? - подумал он про себя.
Его рука заметно дрожала в воздухе, пока он в очередной раз пытался выбрать "не очень плохую" карту. С каждой секундой волнение нарастало в его груди, но друид из-за всех сил старался не выдать себя окружающим. Он медленно и аккуратно вытянул уже третью по счету карту и, не переворачивая ее, положил ближе к гадалке, попутно надеясь, что женщина увидит что-то хорошее, и обдумывая ее слова, адресованные Рею.Троллиха подняла карту, с интересом в нее заглянув и неопределенно хмыкнула. Дотянулась до совсем позабытой и уже наполовину пустой бутылки рома и сделала хороший глоток, переводя взгляд от одного эльфа к другому.
- Любопытно, - она поставила ром на место. - Вы двое только здесь повстречались?..
Она обернулась на дверь таверны, пробормотала себе под нос "трое", прежде, чем вновь повернуться к мужчинам.
- Вы могли бы встретиться когда-то. Но не встретитесь.
Свэйхвэ мерно постукивала уголком карты по столу, и вдруг запела - не в полный голос, скорее даже все-таки заговорила, но все же явно рифмованные строчки подхватывали такт, который она отбивала.
...помни имя свое во мгле,
Не забывай, тверди его наизусть,
и от того, чтобы сгинуть, оно защитит.
Помни его – и пройдешь этот черный лес,
будет живая вода и ракитов куст.
Имя твое для них тебя сохранит.

Помни свое лицо в этом мире тьмы,
где отражений в черной воде болот
нет никогда, лишь вихри листву теребят.
Но после странствий выйдя из этой тюрьмы,
снова увидишь его в колебанье вод,
встанешь под небом, не растеряв себя.


Карту она не переворачивала, но та вдруг оказалась в ее пальцах к эльфам лицом: очень похожая на предыдущую, узкий лучик, клином вошедший в темноту фона. Или узкий ручей между скал? Это были просто два цвета во все том же бессмысленном переплетении линий. Свэйхвэ ударила картой последний раз и подняла глаза на Соэраса.
- Ты всю жизнь плыл по течению, но на одной развилке нашел в себе силы повернуть не туда, куда оно несло тебя. Ты догадывался, что после развилок будет еще много?
Сорэас пораженно глядел на гадалку, только слегка проморгавшись. Первое мгновение он не мог найти слов для ответа, перебирая картины прошлого в голове одну за другой. Парень прекрасно понимал, о чем говорила Свэйхвэ. Чтобы перебороть свою врожденную любознательность и спросить, как она это узнала, он решил попытаться ответить на ее вопросы, попутно разбирая каждое сказанное ею слово и ища подтекст.
- Мы никогда до этого не встречались, - юноша кинул короткий взгляд на Рейнадара, скрестив руки на груди, - И я сделал правильный выбор, - нерешительно он продолжил отвечать уже на последний вопрос, - и я знал, что у этого решения будут свои последствия в будущем. - и вдруг замолчал.
Сорэас хотел ответить по поводу развилок, что их несомненно будет еще целое множество, и судьба будет испытывать его на стойкость, но до него дошла совсем другая мысль,
- Погодите. Мы с Рейндаром не встретились, потому что я не пошел за отцом на Хиджал? - юноша снова повернулся к соседу, будто взглядом ища ответы во внешности эльфа. "Если это так, что же ты там делал? Защищал гору или..".
"...помни имя свое во мгле." - одними губами повторил Рейндар за Хозяйкой, рассеянно блуждая взглядом по столу. Пение троллихи отчетливо перекликалось с тем, что она говорила ранее: за силу придется заплатить собой, как тролль, ставший воплощением бога-дракондора заплатил именем, прошлой жизнью и, возможно, собственной личностью. Воплощение бога-зверя, его сила... Внезапная догадка заставила Рейндара резко придвинуться ближе к троллихе:
- Древние. Могучий Урсок и мудрый Урсол, Авиана, прародительница гарпий, благородный Малорн - друиды многое взяли от них и видится мне - они похожи на ваших лоа. - Рейндар понизил голос до хриплого шепота, - И, говорят, они возвращаются.
Рейндар отодвинулся назад и перевел взгляд на Сорэаса, который явно был озадачен словами троллихи.
- Постой, парень, - медленно произнес друид, - Она сказала, мы должны были встретиться, но этого не произойдет. Когда твой отец ушел на Хиджал?
Слова Рейндара о Древних троллиха выслушала со снисходительной улыбкой, снова постукивая картой по столу, но уже без четкого ритма. А вот когда эльфы заговорили об их возможной встрече, она вдруг подалась к ним, роняя карту. Прижала пальцем губы Соэарасу и точно таким же жестом, второй рукой - Рейндару.
- Шшшш, - змеей прошипела Свэйхвэ, сверля мужчин взглядом. В ее глазах мерцал отблеск свечи на столе. - Тихо. Не нужно здесь спрашивать об этом. А то расшатаете... Время хрупкая штука. То, что не случилось - только туман.
Теперь она смотрела на Соэраса.
- Ты уже его никогда не встретишь. Только это имеет значение.
Юноша был ошарашен внезапным приближение руки троллихи к его губам. От неожиданности он даже затаил дыхание, но все же успел уловить нотку чего-то, что отдаленно напоминало запах лишайника и дыма.
На лице Сорэаса появилось искреннее разочарование и грусть. Его светящиеся золотые глаза бегали от одной части стола в другую, мысленно отвергая сказанное гадалкой.
- Никогда, но... Почему? - спросил парень вполголоса.
Он был расстроен, ибо ему только началась нравится кампания Рейндара. У Сорэаса было, что спросить у Свэйхвэ, но только он не мог выбрать из этого списка что-то одно. Он думно вглядывался в свечу, горевшую ровным пламенем, а затем посмотрел на карты. Строя догадки к чему шел весь этот разговор, темные и ужасные мысли нахлынули на юношу. От карт и свечи, друид перевел взгляд на женщину и спросил тихим и серьезным тоном,
- Что со мной случится?
- Откуда мне знать, - хмыкнула троллиха. - Я же не бронзовый дракон. Хотя, поговаривают, и они на самом деле ничего не знают...
Она глянула на Рейндара, как бы удостоверяясь, что он не продолжит расспрашивать о том, о чем нужно молчать и снова откинулась назад на своем месте. Дотянулась до окурка сигары и задумчиво повертела его в пальцах.
- У тебя впереди черный лес и узкая тропинка в нем. Я не знаю, заплутаешь ты, или выйдешь. Я не знаю, войдешь ли ты в эту тьму или будешь сражаться с ней. Но темнота эта придет откуда-то, что тебе очень привычно и близко.
Сорэас спокойно выслушал троллиху. В начале, только усевшись за столик, он и не думал, что всерьез будет воспринимать слова гадалки. Теперь же в ее способностях не было ни капли сомнения, по крайней мере он так считал.
Юноша молча кивнул Свэйхвэ и произнес,
- Жизнь никогда не была легкой, но я буду к этому готов, - друид не знал, что именно подразумевал под этим, но чем бы оно ни было, он не встанет на колени. Сорэас больше не мальчик, послушно идущий по стопам своего отца. Имея голову на плечах можно справиться с чем угодно, только нужно иметь желание и немного удачи. И если, конечно, под "лесом" и "темнотой" не имелась в виду смерть...
Внезапно оказавшийся у рта длинный троллий палец настолько выбивался их происходящего до этого, что Рей знатно опешил и несколько минут просидел молча, переводя взгляд с соседа на гадалку и обратно. Троллиха недвусмысленно дала понять, что спрашивать что-либо об их встрече - занятие бессмысленное. Жаль, конечно, что они не встретятся где-то еще, Сорэас казался вполне неплохим парнем.
- А то ждет меня после того, как я заплачу за свою силу? - спросил Рейндар, воспользовавшись возникшей паузой.
Троллиха молча подняла на него глаза и отбросила окурок в сторону. Зажгла новую сигару и долго ее раскуривала, выпуская белые клубы пара и возвращая воздуху вокруг себя ослабший было запах табака и трав.
- Я же говорю - я не бронзовый дракон, - она подняла ладонь, задумчиво чертя когтями на повисшей между ней и эльфами пелене дыма. - Зависит от того, сколько потом тебя останется. Не станет ли сила, которой ты жаждешь единственным, что у тебя будет. Кого ты будешь любить, и кто, может, будет любить тебя.
Свэйхвэ резко опустила ладонь на стол, отчего черепа на ее браслете сухо зазвенели.
- Но знаешь, мальчик, после огня обычно остается только пепел, как ни крути.
Молчание, нависшее за столиком во время раскуривания сигары троллихой, немного затянулось. Это немного напрягало юношу, ведь их разговор с гадалкой и так продлился дольше, чем он мог того предполагать. Услышав то, что хотелось услышать и не очень, Сорэас дождался ответа Свэйхвэ на вопрос Рейндара и отодвинулся, все рассматривая тени от свечи,
- Чтож, эм, благодарю за... беседу, - смущенно проговорил он, почти не смотря на лицо гадалки, - Я сожалею, но могу оплатить только этим. - Друид опустил голову и начал рыться в поясных сумках в поисках чего-то. Прошло всего пара мгновений, как юноша со слышимым выдохом от облегчения повернулся обратно к столу и поставил небольшой продолговатый предмет у свечи. Это была фигурка ручной работы, в которой угадывались черты совы, поблескивающее зеленым оттенком. Судя по всему, оно было сделано из малахита.
- Не хуже остального... - троллиха когтем провела по статуэтке, но не забрала ее, оставив стоять на месте. Она скользнула по Соэрасу взглядом и добавила вполголоса. - Слушай сердце. Раз уж один раз оно не дало тебе свернуть не туда...
- Благодарю, - ответил троллихе юноша. Он аккуратно без лишнего шума и слов встал из-за стола и поклонился на прощание. Бросив быстрый и грустный взгляд на Рея, молодой друид опустил глаза и удалился.
Рей мрачно усмехнулся, внимательно рассматривая стол. Пепел... во всяком случае, какое-то время он будет ярко пылать. Все это нужно было осмыслить, многое принять и понять, куда двигаться: друид узнал больше, чем мог предположить, когда садился за стол. Сорэас как раз собрался уходить - да и у Рея вопросов больше не осталось.
- Касательно платы...
Друид пошарил по карманам жилета и штанов в поисках чего-то более интересного, чем монета, но в итоге остановился на подвеске в виде нескольких полосок кожи с голубоватым камнем на конце самой длинной из них.
- Надеюсь, не разочарует, - друид положил подвеску на стол и поднялся, - Спасибо.
Впереди его ждал Хиджал, огонь и пепел.

@темы: вино и гашиш как методы самопознания личности, андуфаладор!, Мы вместе ходили, нас вместе поймали, все вместе были повешены., Take your place inside the fire

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

На свет надейся, а за скакуном следи`

главная